Санкт-Моритц. Игристое

Ровно 222 года разделяют нас и Николая Михайловича Карамзина, который в 1789 совершил поездку по Европе, с заездом на швейцарские земли. “Я слыхал прежде, будто в Швейцарии жить дешево; теперь могу сказать, что это неправда,” – писал он в своих “Письмах русского путешественника”. Теперь умножаем эту “неправду” на два и оказываемся в самом центре Швейцарской дольче-виты – в Санкт-Моритце. Нас встречает Штефани, обещает показать город с лучшей стороны, мы вежливо пропускаем ее вперед и начинаем подсчитывать наличность в карманах, чтобы хватило на “лучшую сторону”.

Вид на Санкт-Моритц и озеро © Switzerland Tourism, Lucia Degonda

Вид на Санкт-Моритц и озеро © Switzerland Tourism, Lucia Degonda

Штефани сразу переходит к осмотру достопримечательностей. Вот, например, гостиница Бадрутт. С нее в 1864 году началось развитие зимних видов спорта в Швейцарии. Отель ежегодно получает престижные премии и дипломы от разных профильных СМИ и учреждений. Так в этом году по версии Gayot.com его оздоровительный комплекс вошел в десятку самых романтичных спа мира.

Яхта принадлежащая Badrutt's Palace Hotel на озере в Санкт-Моритцзее © ENGADIN St. Moritz, Marc van Swoll

Яхта принадлежащая Badrutt's Palace Hotel на озере в Санкт-Моритцзее © ENGADIN St. Moritz, Marc van Swoll

Вообще-то мы ожидали, конечно, нечто большее от этого альпийского Эльдорадо. Почему почтальоны не одеты в униформу от Гуччи? И что, здесь молоко не развозят по утрам на Мазератти?! И почему это на местных коровах не выложено стразами “жизнь удалась”? Оказывается здесь не все отели пяти- четырехзвездочные, таких всего половина. В Санкт-Моритце вполне можно остановиться и в апартаментах, и в бюджетных гостиницах. На соседнем озере Сильваплана так вообще есть летние домики без особых удобств для кайтеров и любителей парусного спорта.

Но кого интересует вход со двора, когда можно войти с парадного?! Шампанского, официант, шампанского. Мы тут ненадолго задержимся. Кстати, этот напиток мог бы стать символом города: здешний климат называют “шампанским” за сухой и искрящийся воздух, а осенью все деревья покрываются ровным золотистым цветом, который, отражаясь в лучах солнца, может составить конкуренцию любому Дом Периньону.

Chesa Veglia и Badrutt's Palace Hotel © ENGADIN St. Moritz, Christof Sonderegger

Chesa Veglia и Badrutt's Palace Hotel © ENGADIN St. Moritz, Christof Sonderegger

Пузыри шампанского будят нездоровый аппетит, пора переходить к обеду. Надо отдать должное местным ресторанам и сервису – все соответствует респектабельному и дорогому курорту. Большинству официантов за 40 и они все обладают тайным знанием общения с любым клиентом. Капризного удивят, голодного накормят, хмурого развеселят. И все это они будут делать с природным апломбом, будто владеют этим рестораном, да и всем городом заодно. Полина заказывает мясной тартар. К нашему столику тут же прилаживается приставка. На гигантском подносе выносятся какие-то плошки, тарелочки, графины и мензурки. Полина, кажется, немного удивлена. И тут же официант начинает все ингредиенты смешивать в тарелке. Горчица, бальзамик, оливковое масло. Все “на глаз”, быстрыми и техничными движениями. Добавляется мясо, желток – ву-а-ля, тартар у Полины на тарелке, мы с Ромой завистливо жуем свои бифштексы.

С обедом вроде покончено. “Теперь десерт?” – интересуется Штефани. Предупреждал же нас Николай Михайлович “в швейцарских трактирах никогда не подают на стол менее семи или восьми хорошо приготовленных блюд и потом десерт на четырех или на пяти тарелках”. Город соблазнов, приходится соглашаться. Мы переходим через дорогу и заходим в кондитерскую Hauser. Хотя, это в начале была кондитерская, потом она разрослась до отеля, ресторана и бара. Всем владеет семья Хаузер. Впрочем, здесь каждым местом владеет какая-нибудь семья, в каком-нибудь поколении, о чем гордо пишут на первой странице меню, сахарной пачке и рекламной брошюре.

“Будем лепить шоколадные фигурки!” – радостно сообщает Штефани. “Ага”, – после  обеда это из нас можно лепить все, что угодно. Но, собрав остатки бодрости, мы входим в кондитерский цех, где для нас уже приготовлены белые фартуки, металлические формочки и 3 чана с шоколадом: молочный, горький и белый. Берем кисточки и начинаем выводить в формах белочек и сусликов. Хотя, были ли это суслики или какие-то другие грызуны мы до сих пор спорим. Полина, как настоящая  девочка рисует аккуратно и старательно. Рома пишем послания будущим поколениям “Рома был тут” – суслик шоколадный, все стерпит. Через 20 минут мы держим в руках свои творения. Их, как и всю продукцию магазина можно отправить по почте в любую точку Европы. К сожалению, с негласным слоганом российской почты “письмо должно быть ДОЛГОжданным” свежесть пирожных не гарантирована.

Мы снова переходим дорогу и оказываемся в нашем отеле Schweizerhof, прекрасном здании, построенном в стиле Belle Époque, из окон которого открывается отличный вид на озеро Санкт-Моритцзее. Сидеть в шезлонге на террасе отеля с бокалом шампанского и наблюдать за умиротворяющим закатом – пожалуй, я могу к этому привыкнуть. К тому же, после сетований на дороговизну швейцарской жизни Карамзин добавлял: «Счастливые швейцары! Всякий ли день, всякий ли час благодарите вы небо за свое счастие, живучи в объятиях прелестной натуры, под благодетельными законами братского союза, в простоте нравов и служа одному богу? Вся жизнь ваша есть, конечно, приятное сновидение…»

Санкт-Моритц: Шоколадная фабрика и Белочка

Автор

Proalps — это творческое объединение профессиональных путешественников, журналистов и фотографов. Нас объединяет активный образ жизни и это большое путешествие в больших горах. Альпы зимой и летом. Блог, новости, личный опыт и впечатления, фото и видео. Мы хотим сделать для вас эти горы для всех ближе, горцев — понятнее, а отдых в горах — содержательным и разнообразным.