Кто в Бад Гастайне живет. Томас Черне

Истории о хотельерах и рестораторах культового австрийского курорта Бад Гастайн, знаменитого миксом драматичного пейзажа и отелей Прекрасной эпохи. «Как у человека, у Бад Гастайна бывали периоды подъема и упадка. Но он никогда не менял своей сути. Он всегда оставался вкраплением города в дикую природу», – говорит о нем герой четвертой истории Томас Черне.

4 серия. Томас Черне

«Моя семья живет в долине Гастайн уже сотни лет», – cообщает Томас Черне. Длинные волосы, собранные в хвостик, и кудрявая густая борода с проседью делают его похожим на священника – или лесника, что ближе к истине. В 1995 году они с женой Розиной купили отель Weismayr – в самом центре Бад Гастайна, рядом с отелем De L’Europe и конгресс-центром. Когда-то в этом отеле работали его родители – и в результате поженились. «В день заключения сделки – 25 июля – нашему сыну исполнился год. Weismayrстал центром жизни нашей семьи, – говорит Томас. – Мои дети видели в отеле Weismayr десять президентов. Я уже не говорю о звездах, певцах, актерах».

Томас на станции кормления. Фото: Elias Hassos

Сейчас дети Томаса живут за границей, а отелем с этого года управляет латиноамериканская цепочка Selina. Однако Томасу есть о ком заботиться – уже больше 20 лет каждый зимний день в одно и то же время он кормит оленей в долине Ангерталь. Летом там фермеры пасут скот, доят коров и делают сыр. И можно заниматься хайкингом и маунтинбайкингом. Зимняя инфраструктура отсутствует. Томас арендовал 1800 гектаров земли «под охоту» – но не чтобы убивать, а чтобы заботиться.

В общей сложности за зиму оленям требуется 150 тонн еды. В начале доставлять ее было очень сложно – автомобиль проехать не мог, и еду завозили на вертолете, а сам Томас шел к станции кормления пешком. Это занимало у него почти три часа. В конце концов, в 2008 году он на свои деньги построил дорогу и теперь ездит туда на внедорожнике. Иногда его сопровождают фотографы, иногда – гости курорта.

На угощение Томаса ежедневно собирается от 150 до 200 оленей. Он знает каждого и даже дал им имена. Но так было не всегда: в первые пять лет Томас, по его собственному выражению, «кормил фантомов». Животные были слишком напуганы присутствием человека, и потребовалось время, чтобы они почувствовали себя в безопасности.

Работать с животными было детской мечтой Томаса с 8 лет. «У нас не было фермы, и мама предложила мне стать лесником», – вспоминает он. Однако путь к мечте оказался извилист: в 20 лет Томас уехал в Калифорнию и стал там инструктором по пилотированию вертолетов. Но память о родных местах не отпускала, и в итоге он вернулся, чтобы пойти по стопам родителей. «Здесь нет другого выбора: если ты остаешься в долине, ты взаимодействуешь с туристами. Мои родители владели B&B, и у них был отель Kurparkhotel в Бад Хофгастайне», – говорит Томас.

Weismayr с 1832-го по 1888-й был виллой на 17 номеров. Потом отель перестроили до нынешнего состояния. «77 номеров, 150 кроватей – не маленький и не большой. Самый прибыльный размер», – говорит Томас. Еще один плюс отеля – в нем есть термальная вода, причем бесплатная для хозяев. «Тут не больше десяти домов с такими привилегиями, как у нас», – сообщает Томас.

Отель Weismayr, Фото с сайта booking.com

До Второй мировой войны отелем владела богатая еврейская семья Хютнер. Защищать их собственность от нацистов им помогал юрист по фамилии Лювачек. В конце войны он забрал себе Weismayr в качестве компенсации за всю работу. Когда в 1990 году Лювачек умер (ему было 96 лет), отель достался сыну. А он продал его Томасу с женой. Сами они живут, впрочем, не в Weismayr, а в апартаментах в отеле De L’Europe. «Трудно жить в отеле, которым ты управляешь. Получается, что ты все время на работе. А тут две минуты ходьбы – и ты уже совершенно в другой обстановке», – объясняет Томас.

Возможно, Selina перекрасит фасад, но исконный цвет Weismayr – желтый. Цвет кайзера Франца-Иосифа и Сисси – как во дворце Шенбрунн. «Его много использовали итальянские архитекторы здесь, в Бад Гастайне. В частности, компания Анджело Комини, которая построила множество зданий в XIX веке», – говорит Томас.

Он уверен, что в Бад Гастайне нет одного главного отеля. У каждого свой шарм. Период, когда построили большинство эмблематических домов Бад Гастайна, длился с 1820-го по 1880 год. Все пространство вдоль дороги и рядом с водопадом было использовано. И эта застройка существует до сих пор. «Они все элитные, исторические, уникальные. Мрамор и золото в одном, дерево в другом. В отеле De l’Europe очень красивое лобби, а в Straubinger – обеденный зал».

Еще одно знаковое для Бад Гастайна здание – гидроэлектростанция. Ее переоборудовали в кафе Kraftwerkпо инициативе родственника Томаса – ресторатора и владельца винного бизнеса Йозефа Лаггнера. Он брат его жены Розины. Живет в Берлине, но про Гастайн не забывает – владеет тут Villa Solitude с рестораном, отмеченным в ресторанном гиде Го-Мийо. Здание историческое, было построено в 1838 году. Среди прочих гостей там останавливались Франц Йозеф и Сисси. Лаггнер купил дом у барона фон Месниля и реновировал ее, но стиль оставил прежним.

Villa Solitude

Электростанция была построена в 1914 году, а ток давать перестала в середине 1990-х. Однако горячая вода, которая идет по трубам в термальный центр Felsentherme, отели и дома Бад Гастайна и вниз в Бад Хофгастайн, по-прежнему распределяется здесь. «Заветный краник у нас», – смеется Карен. Она работает в Kraftwerk с момента основания и очень гордится хозяином заведения. «Йозефу было 20, когда он отправился в Германию работать. Он хотел увидеть мир. Работал поваром, спас исторический ресторан в Берлине. И теперь он миллионер».

Ресторан, о котором она говорит, называется Lutter & Wegner. Он был основан в 1811 году, любим актерами и политиками разных эпох, а в 1995-м оказался на грани банкротства. Лаггнер выкупил его вместе с партнером и перенес на Жандарменмаркт. Отель в Бад Гастайне тоже работает под этой маркой.

Вход в бывшую гидроэлектростанцию

Все оборудование в Kraftwerk сохранили – кресла и столики расставили прямо среди турбин. Инвестиции составили почти два миллиона евро: половина ушла на оборудование террасы, где летом гости могут наслаждаться коктейлями и легкими закусками под сверкающими брызгами водопада. Кафе открыто весь год: в низкий сезон с пятницы по воскресенье, в остальное время – 5-6 дней в неделю. По вечерам тут устраиваются дни рождения, вечеринки и даже свадьбы. В октябре прошлого года Red Bull провел мероприятие на 300 человек – танцевальный батл Flavourama.

«За последние десять лет в Бад Гастайне произошло больше перемен, чем за предыдущие двадцать, – говорит Томас Черне. – Здесь есть несколько семей, которые поколениями тут живут и что-то делают. Это мы, это семья Кренн из отеля Mozart. Но и иностранных владельцев много. Те, кто приезжает сюда и влюбляется, обычно пытается завести тут бизнес. Бад Гастайну на пользу это обновление».

Интерьер кафе Kraftwerk

Дело в том, что у курорта слишком долго все было хорошо, считает Черне. До 1960 годов в Австрии даже не с кем было конкурировать. И когда другие курорты начали наращивать инфраструктуру, тут долго ничего не менялось. Бад Гастайн стал отставать. В 1997 году главный туристический показатель – количество ночевок в год – равнялся 700 тысяч. Новый бум привел к росту до 1,2 миллионов.

Selina, очевидно, внесет свой вклад. Цепочка арендовала Weismayr на двадцать лет с опционом продления еще на десять. В отеле, который планируется открыть в 2020 году, будет 90 номеров и сьютов. Концепция называется «Королевский ретрит»: это означает много спа и йоги. В конце концов, если хочешь процветать, приходится быть гибким.

Автор

Журналист-фрилансер. Окончила журфак МГУ, про путешествия пишу с 2000 года. Катаюсь на сноуборде, говорю по-английски, есть диплом музыкальной школы по классу аккордеона. Люблю брать интервью, биф-тартар и сериалы с Рейчел Билсон. С Proalps проехала всю Швейцарию и половину Австрии, а по другим оказиям посетила ещё 46 стран и каждый год с нетерпением жду зимы, чтобы снова расчехлить любимый снаряд (гуфи, 0-20, кто понимает).