Дегустация вина, радуги и джаза

Закатное небо в горах всегда вызывает ощущения, близкие к катартическим. Но такого потрясающего неба, как над Оллоном, – с тонким мостиком радуги над нами и черными горными пиками на фоне оранжево-розового зарева вдалеке – я не видела давно. Даже пришлось опереться на Ромино плечо, чтобы не упасть от этой красоты. Впрочем, возможно, причиной моей повышенной чувствительности было восемь вин (пять белых и три красных), продегустированных в шоу-руме местного винодела Бернара Кавэ, члена ассоциации Memoire des Vins Suisses.

К Бернару – другу Ги – мы заглянули перед ужином. И оказались не единственными гостями – несколько человек, среди которых был известный джазовый композитор и пианист Тьерри Ланг, уже сидели за большим столом и пили белое вино. Шоу-рум Бернара открыт для всех – и для клиентов, и для друзей, пояснил Ги, поэтому компания здесь каждый вечер разная. Незыблемо только одно – все пьют вина Бернара.

Прежде чем посвятить себя этому приятному занятию, мы прогулялись по шоу-руму, слушая комментарии Ги. Надо было видеть, как он преобразился, – перед нами был настоящий энолог или как минимум винный журналист с 20-летним стажем. Мы узнали, что Бернар выдерживает вино в бетонных яйцах (и увидели их воочию), потому что формы идеальнее во Вселенной не существует. В яйцах вино как-то правильно реагирует на лунные ритмы, а бетон, в отличие от дерева, никак не влияет на его вкус.

Бернар закончил энологическую школу в Шанжане (Changins). Свое дело основал в 1995 году. Начинал с производства 4000 литров вина в год, а сейчас его собственная компания вкупе с фирмами коллег из кантонов Во и Вале, которые он консультирует, делают 500000 литров в год. И это притом, что Бернар отдает предпочтение low yield – то есть оставляет на лозе всего несколько кистей винограда, срезая остальные, чтобы первым досталось больше питательных веществ.

Знакомство с теорией окончено; мы за столом, и Бернар откупоривает первую бутылку – белого вина Coteau de Verschiez, сделанного из винограда шасла. Это самый популярный сорт в районе Женевского озера, и швейцарцы могут дегустировать вина из шасла бесконечно. Ги говорит, что вначале мы должны ощутить вкус земли, а потом фруктов. Мы честно пытаемся и параллельно рассматриваем этикетку, на которой изображена абстрактная скульптура в духе древнего племени талайотов. Ее автор – известный скульптор Андре Рабу, еще один друг Бернара. В шоу-руме возле окна стоит его работа (в том же стиле, что и на этикетках), и Ги в шутку советует не столкнуть ее ненароком – это может слишком дорого обойтись.

А вот работа Тьерри Ланга, с которой мы тоже знакомимся в процессе дегустации, в полной безопасности – это диск «Доля ангелов», для которого Тьерри сочинил восемь композиций и назвал их именами вин Бернара. Тьерри вообще склонен к креативу – помимо прочего, он художественный директор фестиваля Villars de Vivre, который проходит в Вилларе в сентябре. В программе фестиваля все, что украшает жизнь каждого культурного человека, – музыка, юмор, гастрономия, фотография и скульптура. И, конечно, энология.

«А вы знаете Николая Капустина? – спрашивает он меня, узнав, что мы из России. – Нет? Ну как же так. Пообещайте мне, что вы его послушаете». Бернар откупоривает следующую бутылку – Pinot Blanc, и я даю торжественное обещание. «Доля ангелов» заканчивается, Бернар приносит новое вино – кажется, Marsanne blanche или Savagnin blanc – и ставит какой-то легкий джаз. За большими, во всю стену, окнами шоу-рума потихоньку сгущаются сумерки, за столом ведется интеллектуальная беседа на смеси французского и английского языков, и мне начинает казаться, что я в каком-то волшебном мире, существующем только в литературе, например, в романах Джейн Остин, но с поправкой на наши дни.

«Так, а сейчас меняем стиль», – гремит над нами голос Бернара, и он опускает на стол бутылку Pinot Noir. Это вино мы потом купим и увезем домой в Россию – вместе с закатом, Николаем Капустиным и ощущением причастности к чуду, которое достигается всего-то восемью бокалами вина. Если они выпиты в Швейцарии в хорошей компании.

Ги, между тем, не собирается останавливаться на достигнутом. Хотя в это никто не верит, мы едем ужинать – в ресторан в местечке Plambuit. Необычная кухня (креветки в имбире! соленый костный мозг в качестве закуски!), необычная хозяйка, француженка по национальности, про которую Ги говорит, что она колдунья. Впрочем, само место располагает – тихое, мало кому известное, хотя до Виллара от него ехать от силы минут 15. Так что если кого интересует романтический ужин в спокойной обстановке – это сюда.