Мамы, дети и Альпы: красный крест и неотложная помощь

Это только кажется, что в горах абсолютно стерильный воздух, в котором ни один вражеский микроорганизм не выживает. Нас вот угораздило из Москвы провести какую-то кишечную инфекцию, которая всех по очереди косила. Мы, само собой, не унываем, несмотря на этот ротовирусный флешмоб, – гуляем часами, пьем швейцарские вина сорта Сира и Пино Нуар, отмокаем в термах и надеемся, что зараза от нас отстала совсем.

В общем, у нас была возможность протестировать лейкербадские возможности по части медицины. Докладываем! (В надежде, правда, что никому из вас эти знания не пригодятся). Ближайшая больница – взрослая и детская, находится в Сьерре, чуть меньше часа езды отсюда. Понимаем, что с симптомами кишечной инфекции ехать по серпантину удовольствие малоприятное и просим страховую помочь нам с вызовом врача на дом. По телефону скорой нам дают мобильный телефон доктора, который здесь сам себе скорая помощь. Через 15 минут после звонка на пороге наших апартаментов появляется доктор Питер – улыбчивый, расслабленный, с пузатым красным чемоданом. «Ну что тут у вас?», — с порога интересуется по-английски. Сначала осмотр требовался бабушке Тимоши, которая жаловалась на тошноту и боли в животе. «Так-так», — сказал доктор Питер, ощупывая ее шею. «Тут у вас небольшой зажим, который блокирует кишечник», — приговаривал он, вправляя нашей бабушке плечо. Кроме терапии врач оказался еще и знатоком остеопатии и натуропатии, так что понажимал нужные точки, выдал лекарства и экстракт эхинацеи для подъема иммунитета и пообещал, что завтра уже станет легче. И, кстати, не обманул.

Позвонив в неотложку через пару дней вызвать врача для Луки, мы не ожидали снова увидеть доктора Питера. «Вы здесь и взрослый, и детский врач? И может, еще и животных лечите?» — не без иронии поинтересовались мы. «Ну вроде того», — ответил доктор со своей неизменной улыбкой. Снова потрогал какие-то точки, на этот раз на спине малыша и выудил из своего безразмерного чемодана пару склянок с таблетками. «Не давайте иммодиум – это вредный препарат. И не снижайте температуру – не мешайте организму бороться с вирусом. Да-да, я знаю, что ваши педиатры рекомендуют давать жаропонижающее по любому поводу, но у меня у самого четыре сына и, поверьте, я знаю, о чем говорю. Иногда на них можно было яичницу жарить, такая температура шпарила. Зато на следующий день ребенок просыпался здоровым», — вот что заявил нам наш деревенский врач и в целом оказался прав, хотя и не могу ручаться за его температурные убеждения. Может, когда сыновей у меня будет четыре, а не один, то я тоже смогу похвастаться таким дзеном и буду экспериментировать с экстремальными температурами. У Луки два дня держалась температура 38.5 и мы не сбивали, но свечки наготове держали. Обезвоживанием врач не пугал, в инфекционное отделение не звал. За оба визита мы не заплатили ни франка, врач пообещал подготовить счета и связаться с нашей страховой.

Больше доктора Питера мы обещали в гости не звать и решили считать этот опыт небольшим журналистским расследованием. Будьте здоровы!