Уке Беллманн, вилла Hubertus и потомки золотоискателей Бад Гастайна

Это Уке Беллманн в доме, построенном для ее прадеда — ему нужно было где-то хранить свои трофеи, шутит она. Чудесная вилла Hubertus в самом центре Бад-Гастайн Гастайна. Необыкновенная хозяйка. Она из знаменитой в долине Гастайн семьи Штраубингер, разбогатевшей на золоте. В 90-х кузен Уке продал отель, носивший имя его семьи, потому что «это было не его», да и туристы измельчали. И отель стоял закрытым 17 лет, пугая тех самых туристов и приводя в бешенство жителей Бад Гастайна. Но это другая история, а пока про Уке.

Она выросла в этом доме, и там всегда было полно гостей, приходилось даже уступать им свою комнату. Потом уехала, прожила отдельную жизнь, родила четверых детей, рисовала, работала художницей по костюмам. А когда ее мама умерла, вернулась в отчий дом и принимает теперь шведские группы, кормя их завтраками, и только убирать ей помогают, остальное — сама.

«Постояльцам объясняют, что это дом с особой историей. Я не знаю, что это значит, но я рассказываю им все, что я рассказала вам», — смеётся Уке. А потом рассказывает про своих любимых художников — Тьеполо, Матисса и Тёрнера, картины последнего она видела на юге Англии, «заходила в дома вроде моего». И возмущается тем, что художница Верёвкина перестала рисовать, выйдя замуж за Явленского, хотя была одареннее мужа. Сегодня такое было бы невозможно, ведь да?

Автор

Журналист-фрилансер. Окончила журфак МГУ, про путешествия пишу с 2000 года. Катаюсь на сноуборде, говорю по-английски, есть диплом музыкальной школы по классу аккордеона. Люблю брать интервью, биф-тартар и сериалы с Рейчел Билсон. С Proalps проехала всю Швейцарию и половину Австрии, а по другим оказиям посетила ещё 46 стран и каждый год с нетерпением жду зимы, чтобы снова расчехлить любимый снаряд (гуфи, 0-20, кто понимает).