Винопробы, или прогулка по виноградникам Лаво

«Для меня вино – это эмоции», – говорит владелец компании Winemax Жером Жакье, разливая по бокалам холодное белое шасла. Мы сидим на террасе игрушечного домика, притулившегося среди виноградных кустов где-то над Лютри. По-французски этот дом называется «капит». Во время сбора урожая виноделы проводят в капитах значительно больше времени, чем, собственно, дома – отдыхают, обедают, прячутся от жары или дождя. Ну а мы дегустируем вино хозяина этого капита – Алена Шолле, не в силах оторвать взгляда от ярких пейзажей. «Вид на озеро и виноградники Лаво завораживает всех, даже местных жителей, – понимающе кивает Жером. – Поэтому мы с моей женой Мариэль и решили основать Winemax».

IMG_6002

Компании два года. Раньше Жером занимался экспортом швейцарского вина в Китай, семь лет прожил в Шанхае. «Я заметил, что китайцы, которые никогда не были в Швейцарии, хуже покупали наше вино. И подумал, что если бы они увидели все то, что видим сейчас мы, если бы они испытали те же самые эмоции, дело пошло бы гораздо быстрее». Жером вернулся на родину с этой мыслью, но материализовалась она немного иначе, чем он представлял.

IMG_6043

«Мои друзья, китайские бизнесмены, приезжая в Женеву по делам, просили меня показать им что-нибудь необычное. Мы привозили их сюда, на виноградники, устраивали дегустации, и всем нравилось. Столько счастливых воспоминаний. Запрос на мои услуги рос, и так я понял, что здесь есть потенциал для бизнеса».

IMG_6068

Второй составляющей успеха стала замкнутость швейцарских виноделов. Скажем, Шолле не из тех, кто прячется от туристов: у него есть сайт, а на TripAdvisor даже можно найти страничку «Чем заняться вблизи винодельни Шолле», где упоминается, например, Олимпийский музей в Лозанне. Но это скорее исключение из правил. Швейцарские виноделы живут как привыкли и не то чтобы всегда рады гостям. Здесь не развит энотуризм, как в Калифорнии или на юге Франции. И нет острой потребности что-то менять: вино и так отлично продается. Год от года статистика неизменна: всего 5% швейцарского вина идет на экспорт.

IMG_6076

«Для туристов винные погреба открыты в четверг вечером и субботу утром. Убеждать виноделов принимать гостей в другое время трудно. Они считают это потерей времени, а им надо работать в поле, – говорит Мариэль. – Кроме того, виноделы очень скромные. Чаще всего они даже не говорят по-английски. Но поскольку мы с ними дружим, они соглашаются. Они знают, что им не придется много объяснять – это сделаем мы».

IMG_6080

Кроме того, имеет значение размер группы. Большие винодельни предпочитают принимать одновременно от 20 до 60 человек. Поэтому Winemax работает только с маленькими винодельнями. «Мы нишевая бутик-компания. Наши услуги обычно заказывают пары, семьи, компании друзей – не больше 6 человек. Это недешево – от 95 до 315 франков с человека в зависимости от программы, – говорит Жером. – Если клиенты хотят, мы можем потом отвезти их в Шильонский замок или к часовщику. Мы отвечаем на все вопросы, даже если они не касаются вина: почему вы до сих пор не перешли на евро? почему в Швейцарии все так дорого?»

IMG_6099

Пользуясь случаем, я интересуюсь, существует ли в природе очень дорогое швейцарское вино. Жером в ответ рассказывает историю о том, как кто-то пытался продавать в Гонконге швейцарское вино по 250 франков за бутылку (при себестоимости в 60) богатым людям со снобской привычкой покупать только самое дорогое. Но не выгорело. Отчасти потому, что швейцарское вино не стареет. Нельзя инвестировать в него, как в бордо. Его надо пить быстро. «У меня есть бутылка старого шасла, но большинство не верит, что оно становится лучше с годами, – говорит Жером. – Это скорее для фанатиков».

IMG_6116

Каковые, оказывается, встречаются и среди наших соотечественников. В прошлом году Жером и Мариэль арендовали кораблик для русской пары, которая хотела посмотреть на виноградники Лаво с воды. В качестве специального угощения им была предложена бутылка шасла 1999 года с виноградников Ля Кот, расположенных между Женевой и Лозанной (Лаво, в свою очередь, протянулись от Лозанны до городка Вейто). «Молодое шасла пьется как вода и практически не оставляет следов на бокале, а это вино было маслянистым, густым», – говорит Жером.

IMG_5990

Впрочем, в Лаво есть апелласьоны, например, Dézaley Grand Cru, где и молодое шасла получается густым. Есть местная шутка: исследуя Лаво, нужно иметь с собой паспорт, потому что каждый апелласьон (всего их восемь) – это отдельная страна. Когда Жером возил своих виноделов в Китай, он постоянно был свидетелем ссор и бесконечных выяснений, чье вино лучше. Приставка Grand Cru есть еще у апелласьона Calamin – но, строго говоря, это информация для знатоков. Мне же вполне достаточно совета Жерома пить здесь только шасла, поскольку это главный местный сорт. Кстати, из него делают еще и игристое.