Гастон Бегю, владелец и управляющий курортом [Серро-Кастор, Аргентина]

ГАСТОН БЕГЮ
Управляющий курортом, профессиональный лыжный гонщик
Серро-Кастор, Аргентина

— Простите, вы не Гастон? – Нет-нет, что вы! Гастон – он такой кареглазый, маленького роста, с рацией и в оранжевых лыжных ботинках. Мужчина за столиков в кафе, где мы договорились встретиться с хозяином аргентинского курота Серро Кастор и которого я принял за Гастона Бегю, еще раз подробно описал мне его и уже было собрался звонить ему на мобильный, чтобы тот сам нашел меня. Хозяина самого южного курорта на планете, расположеного на Огненной Земле, в лицо или лично знают почти все завсегдатаи этого места. Гастон – звезда аргентинского горнолыжного спорта, ушедший в 1996 году на покой и занявшийся тем, что логично следовало из его карьеры. Вдоволь накатавшись по всему миру, уроженец Ушуайи Гастон занялся обустройством горнолыжного курорта у себя дома.

Гастон Бегю, управляющий директор Серро Кастора

Гастон Бегю, управляющий директор Серро Кастора © Proalps

В 1998-м году он взялся в качестве управляющего за проект своего отца, только что выбившего кусочек Огненной Земли в 30 км от Ушуайи под самый современный и молодой лыжный курорт Аргентины. Десять лет спустя, благополучно справив первый большой юбилей своего детища, Гастон по-прежнему весь в нем. Не то чтобы маленький, но действительно небольшого роста, хрупкий с виду, скуластый брюнет, похожий скорее на француза манерами и привычкой одеваться в нерабочее время, Гастон пашет на своей земле словно здоровенный работящий крестьянин. С утра и до ночи. Встретившись в 6:45 утра на базе, мы провели весь рабочий день вместе, сев ужинать у него дома с семьей в одинадцатом часу вечера. Его жена Мишель, тоже работающая на курорте, говорит, что это нормальный рабочий день Гастона на протяжении последних лет.

В семь утра он обычно собственноручно заглаживает базу на ратраке: дорожки у лоджей, расположеных у нижней станции подъемника, выкат, деткую площадку и 10 км трассы для беговых лыж. На все про все примерно час, после чего Гастон открывает основное здание, в котором расположены лыжная школа, билетная касса, кафе и прокат. Короткое совещание с патрульной службой, несколько звонков ратратчикам, канатчикам, инструкторам и в 10 часов он делает круг по всем трассам на лыжах убедиться, что везде все в порядке. В полдень – встреча с тренерами интернациональных сборных, которые тренируются у него все европейское лето – с июня по сентябрь. Швейцарцы, австрийцы, французы, итальянцы, американцы, словаки – кого здесь только не бывает! Команды сменяют друг друга постоянно и иногда приходится вместо ланча в половине второго срочно вызывать бригаду ратратчиков и заглаживать закрытую под тренировки часть склона, разбитую за утро этими «конями» лыжниками.

В 14:30 если все идет своим чередом и нет бумажной работы в офисе Гастон в свое удовольствие или же с инспекцией снова объезжает все трассы курорта. В любом случае к 16:30 он в офисе до окончание работы курорта, что происходит в Южном полушарии несколько позже, чем в Европе. Подъемники здесь могут работать и до шести вечера. В 17:30 вместе собираются директора всех департаментов и вместе с управляющим слушают отчет лыжного патруля, закрывающего трассы, об их стостоянии – необходимо понять, что с ними делать ратратчикам вечером и ночью, что разбито вдрызг, где вкючать пушки, а какие склоны лишь слегка пригладить. Всю эту информацию и, соответственно, ценные указания шеф лично доносит до ратратчиков на ежедневном собрании в 18:00, а потом еще и сам отправляется то с одной, то с другой машиной брабатывать трассы. Только если это не поедельник или среда – в эти дни в восемь вечера Гастон должен быть в офисе в городе (Ушуайе) – подписывать чеки и платежные бумаги на ежедневные нужны курорта и текущие проектные работы. Как его хватает еще на ужины допоздна с семьей, а иногда и шумными друзьями, которые гудят до поздней ночи неизвестно.

Жена Гастона Мишель, как и вся его родня работающая на курорте, супругом гордится и кажется во всем его поддерживает. «Да, вот так каждый день, а бывает и еще круче, – говорит она. — С июня до начала августа Гастон помимо прочего еще и сам контролирует работу снежных пушек, а это может затянутся и вовсе на всю ночь. Поэтому спит он иногда по 2-3 часа, а семь опять утюжит базу». Примерно за полтора-два месяца до окончания сезона добавляется еще головная боль – тусовка по случаю завершения зимы. Устроитель и главный идеолог – опять же Гастон. Эту спокойную и трезвую голову, как говорит Мишель, не отпускает даже летом. Хозяин пару раз в неделю обходит свои владения или проезжает на велосипеде, высматривая подходящее место для новой трассы, ресторана или подъемника. Перфекционист по натуре, он может бросить все это ради трех вещей, подмигивает Мишель. Ради дочки Николь, которую часто сам выкатывает на трассах на лыжах или берет с собой в ратрак готовить склон, своих сотрудников, которым нужна помощь, и гостей, которым нужно внимание. Спасибо, Гастон!

Роман Тюляков, Proalps
*опубликовано впервые в журнале Skipass

Автор

Proalps — это творческое объединение профессиональных путешественников, журналистов и фотографов. Нас объединяет активный образ жизни и это большое путешествие в больших горах. Альпы зимой и летом. Блог, новости, личный опыт и впечатления, фото и видео. Мы хотим сделать для вас эти горы для всех ближе, горцев — понятнее, а отдых в горах — содержательным и разнообразным.