Кто в Бад Гастайне живет. Олаф Кроне

Восемь историй о хотельерах и рестораторах культового австрийского курорта Бад Гастайн, знаменитого миксом драматичного пейзажа и отелей Прекрасной эпохи. «Cамое урбанистическое место в Альпах», – говорит о нем герой первой истории Олаф Кроне.

1 серия. Олаф Кроне, Das Regina

На обложке испанского Conde Nast Traveller за декабрь 2019 года изображен далматинец, зарывшийся в одеяло на кровати с барочным позолоченным изголовьем. Кровать стоит в отеле Regina на австрийском курорте Бад Гастайн, собаку зовут Скаут, и у обоих один хозяин – Олаф Кроне.

Eva Reisinger / Bearbeitung Elif Kücük
Фото ze.tt: Eva Reisinger/ Bearbeitung Elif Kücük

Три зимы назад я узнала об Олафе почти случайно – от коренного бадгастайнца Томаса Черне, владельца отеля Weismayr. В этом году он передал управление латиноамериканской цепочке Selina, специализирующейся на туризме для миллениалов. Вряд ли миллениалы это увидят, но тогда забыть отель Weismayr, увидев его всего однажды, было невозможно: стены кабинета Томаса, коридоров и лестничных пролетов украшали сотни оленьих рогов.

Среди прочего, Томас сообщил мне, что Олаф буквально спас жизнь немецкому музыканту и эксцентрику Фридриху Лихтенштейну: нашел его живущим под мостом и пригласил в Бад Гастайн, где тот немедленно стал частью комьюнити и смог выстроить себе карьеру.

Бездомный Фридрих

«Конечно, все было не так», – смеется Олаф, когда я рассказываю ему эту историю поздним вечером в каминной комнате отеля Regina, заставленной книгами и альбомами по дизайну. Как выяснится позднее, это домашняя коллекция самого Кроне – окончательно перебравшись в Бад Гастайн, он продал жилье в Германии и теперь обитает в отеле.

«Лихтенштейн был известен в Берлине, а я дружу с его бывшей девушкой и пригласил их сюда. Впервые он побывал в Бад Гастайне в 2007 году, – рассказывает Олаф. – Cказал, что всегда мечтал о таком месте, и должен что-то тут сделать».

Фото с сайта grandtourtraveler.com
Фото с сайта grandtourtraveler.com

Этим «чем-то» в итоге стал концептуальный музыкальный альбом Bad Gastein с дымящимся водопадом на обложке – так местную достопримечательность мог бы изобразить Каспар Давид Фридрих. Альбом вышел осенью 2014 года – когда Лихтенштейн, снявшись в рекламе сети супермаркетов Edeka «Supergeil» (ссылка), уже стал суперзвездой в немецкоговорящих странах.

«Еще до выхода ролика он пел Supergeil в баре для наших гостей, – вспоминает Олаф. – Никто особо не восторгался, но Фридрих не унывал. Говорил: ну ничего, дайте время, через несколько недель вы поймете, про что эта песня».

В том же году вышел клип на одну из песен, Das Badeschloss: в нем Лихтенштейн бегал по устланным красным ковром лестницам гранд-отеля De L’Europe, исследовал машинерию бывшей гидроэлектростанции (а ныне кафе Kraftwerk) и принимал радоновые ванны в отеле Villa Excelsior. Впрочем, набрать локейшенов еще на несколько клипов здесь было бы несложно – Бад Гастайн кинематографичен на все 100%.

Альпийский Манхэттен

Возможно, именно эта голливудская стать и поразила восьмилетнего Олафа Кроне, когда он приехал в Бад Гастайн на каникулы вместе с родителями (он родом из-под Гамбурга). «Владелец отеля взял его прокатиться с собой на своем джипе. Он мчался с ним на пассажирском сиденье вверх по крошечным, крутым улочкам, огни небоскребов сверкали, и Олаф подумал: “Вот каким должен быть Манхэттен”», – пишет Эва Райзингер в статье для онлайн-платформы ze.tt, немецкого «Вандерзина». Тогда, в начале 1980-х, Бад Гастайн выглядел еще гламурно, хотя стагнация уже началась. Отели De L’Europe, Kaiserhof,Gasteinerhof и Savoy еще удерживали свой 4 и 5-звездочный статус. (De L’Europe в итоге был распродан на апартаменты, Kaiserhof стал таймшером компании Hapimag, а Gasteinerhof и Savoy снесли, после того как они простояли пустыми по двадцать лет).

Фото @visitbadgastein
Фото @visitbadgastein

Там же коротко изложена история первого – неудавшегося – покорения Бад Гастайна Олафом Кроне. Он даже не хотел получать никакого образования – а только как можно скорее снова оказаться в Бад Гастайне, чтобы вдохнуть в него новую жизнь. Снять чехлы с мебели, распахнуть окна и заново открыть пустующие отели, от былого империалистического шика которых с каждым годом оставалось все меньше. Показать своим сверстникам эту ускользающую красоту.

«В 19 лет Олаф бросает все и приезжает в Бад Гастайн, чтобы открыть там отель, но не находит подходящего для аренды. Планирует устроить новогоднюю вечеринку, раздает флаеры половине Германии, и тут отель сгорает. Хочет заполнить пустое здание конгресс-центра – приземистую бетонную конструкцию с четырьмя сферами на крыше – модными поп-ап сторами. А еще превратить старые отели в офисы для юной креативного класса, – пишет Эва. – Но ничего не выходит, к его идеям относятся скептически». Но Олаф по-прежнему чувствовал, что он нашел свое место, что здесь он может что-то изменить – и рано или поздно это произойдет.

А пока что он вернулся в Гамбург и в 23 года открыл там Bar Hamburg, один из первых лаунж-баров в Германии. Бар стал популярным (он и сейчас работает, хотя менял хозяев уже несколько раз). Однако мысли о Бад Гастайне не уходили, и через шесть лет Олаф продал бизнес и сделал новую попытку штурма. Сначала он помогал открывать отель Miramonte, но в итоге на горизонте наконец появился свой проект – отель Regina, который в 1916 году построил Алоис Виндишбауэр.

Фото предоставлено отелем Regina
Фото предоставлено отелем Regina

Владели отелем итальянцы, и от них Олафу досталось много мебели в венецианском стиле – как раз вроде той кровати на обложке испанского Conde Nast Traveller. После реновации – «мы старались совместить винтаж и современность» – в новогоднюю ночь с 2009 на 2010 год отель открылся большой вечеринкой – они, конечно, потом стали традицией. Как написала в инстаграме курорта @visitbadgastein блогер Надин Брендель (уроженка Берлина, она тоже влюбилась в Бад Гастайн и переехала туда жить): «Мы живем ради ночей, которые не можем вспомнить. С людьми, которых не можем забыть».

От люстры до инсталляции

Посчитать, скольких людей Олаф заразил деятельной любовью к Бад Гастайну, не представляется возможным. Здесь возникали и начинали жить своей жизнью самые неожиданные проекты – например, собственный журнал, который назывался Grand Tour. Traveler’s Journal. В содружестве с турофисом его издавали Александр Келлас и Нина Прехофер, дизайнеры из Граца; вышло четыре номера, три из них с переводом всего контента на английский. Внутри – фэшн-съемки и интервью со всеми, кто так или иначе был вовлечен в создание культа вокруг этого места, от архитектора конгресс-центра Герхарда Гарстенауэра до Фридриха Лихтенштейна.

Обложка второго номера журнала
Обложка второго номера журнала

Еще одна подруга Олафа из Гамбурга, куратор Андреа фон Гетц в 2011 году начала проводить тут фестиваль sommer.frische.kunst с арт-резиденцией для художников. Они приезжали на три недели в конце июня, жили в разных отелях, включая Regina, и работали в старой гидроэлектростанции. Венчал все это уик-энд в конце июля – начале августа, во время которого устраивалась выставка работ арт-резидентов. Соло-выставки тоже практиковались – например, в 2015 году в павильоне White Noise рядом с отелем Regina проходила персональная выставка Гервальда Рокеншауба, а в следующем году пространство отдали датчанину Йеппе Хайну.

Предполагалось, что работы участников арт-резиденции будут вдохновлены Бад Гастайном. Например, Александру Баумгартнер поразила и навела на идею инсталляции хрустальная люстра в лобби отеля DeL’Europe. Приезжал сюда и российский современный художник – уроженец Грозного Аслан Гайсумов. Вместе с местной кузнечной мастерской он изготовил кувшин для воды из хаотично скрепленных между собой обрезков металла. С одной стороны, он отсылал к термальной воде Гастайна, с другой – к важному символу чеченской культуры, пострадавшей от войны. В Чечне кувшин для воды считался культовым предметом: по его внешнему виду можно было определить семейное положение женщины, держащей его в руках.

Гранд-отель 2.0

Летом 2019 года Андреа не стала организовывать арт-резиденцию – говорит, что нужны новые форматы. Но выставка была – как обычно, в галерее на променаде Кайзера Вильгельма. В этой же части Бад Гастайна, но парой улиц выше (город устроен вертикально, поэтому здесь даже проводился фестиваль вертикального кино) расположен бывший отель Grüner Baum. Когда-то в нем бывали Лайза Минелли, персидский шах, Ники Лауда и Джуд Лоу. Но денег на очередную реновацию у владельцев не оказалось (особенно дорого выходило отопление), и в 2015 году отель обанкротился. Новый владелец, бизнесмен из Лейпцига, нанял управлять отелем Олафа Кроне. Его усилиями отель преобразился и стал напоминать дачу веселого и эксцентричного художника: салатовые стены, цветастые диваны, шторы с пальмами и прочие яркие детали сразу задавали тон. Однако весной 2018 года Grüner Baum закрылся, и пока новостей о нем нет.

Ресторан отеля Regina
Ресторан отеля Regina

У Regina, впрочем, дела идут отлично, 20 декабря она открыла зимний сезон. «Раньше дизайн-отель определялся архитектурой и дизайном, сейчас это больше про людей, которые стоят за концептом, – говорит Олаф. – Сейчас для успеха одного дизайна недостаточно, нужна история. С детства я мечтал заниматься чем-то на стыке отельного бизнеса, искусства и дизайна, и здесь моя мечта сбылась. Regina с ее открытым для всех баром, каминной комнатой, где можно листать журналы по вечерам, своим кинозалом, хорошим рестораном – это новая идея гранд-отеля».

Автор

Журналист-фрилансер. Окончила журфак МГУ, про путешествия пишу с 2000 года. Катаюсь на сноуборде, говорю по-английски, есть диплом музыкальной школы по классу аккордеона. Люблю брать интервью, биф-тартар и сериалы с Рейчел Билсон. С Proalps проехала всю Швейцарию и половину Австрии, а по другим оказиям посетила ещё 46 стран и каждый год с нетерпением жду зимы, чтобы снова расчехлить любимый снаряд (гуфи, 0-20, кто понимает).