Роше-де-Най: сурок всегда со мною

Что люди нашего поколения и социального статуса знают о сурках? Какие ассоциации они вызывают? А вот какие: с фильмом «День сурка» и (если позади музыкальная школа по классу скрипки) песней «Сурок», написанной Бетховеном на стихи Гете. В ней, как вы помните, речь идет о бедном мальчике-савояре, вынужденном в голодные зимы покидать родные Альпы и идти просить милостыню в немецкие города вместе со своим верным сурком.

Как выглядел этот сурок, можно узнать, например, в Эрмитаже, где висит картина Антуана Ватто «Савояр с сурком». Или в парке сурков (Marmottes Paradis) на «домашней» горе Монтре Роше-де-Най, куда мы отправились после ланча на поезде Golden Pass по зубчатой железной дороге.

Поскольку гора немаленькая (2042 м), на конечной станции можно не только навестить сурков, но и полюбоваться панорамой Женевского озера. Правда, нам выпал облачный день, и озера было не видно. Вообще за те 20 минут, что мы ехали наверх из Les Hauts de Caux, мир как-то незаметно успел перейти в черно-белую гамму. На смену летнему цветочному снегу пришел снег самый настоящий, и где-то там, в обширных вольерах на свежем воздухе, в нем прятались сурки.

Прежде чем отправляться к ним в гости, мы прошли теоретическую подготовку в музее. Выяснилось, что Россия в смысле знакомства с сурками куда более подходящее место, чем Швейцария, в которой водится один-единственный альпийский сурок (с которым, надо полагать, и бродил по разным странам мальчик-савояр). А у нас суркам раздолье – на Камчатке свой сурок, на Алтае – свой, и есть еще сурок Кащенко, живущий в лесостепи.

Из 15 существующих в мире видов сурков в парке на Роше-де-Най обитает шесть. Выманивать их из нор мы собирались с помощью морковки. Но то ли погода подкачала, то ли сурки оказались не голодные – в общем, увидели мы только одного. По словам работников парка – отца большого семейства из двух сурчих и выводка маленьких сурчат, пока живших с матерью отдельно. Оказалось, что у сурчих принято отселяться после родов, и если в природе они делают это самостоятельно, то в парке о переезде заботится персонал. Для новорожденных предусмотрен специальный домик.

Впрочем, жизнь на Роше-де-Най благоустроена не только для сурков, но и для людей: здесь есть два ресторана, отель и – представьте себе! – семь монгольских юрт. Ночующие в них могут заказать себе монгольское фондю и съесть его на закате в горной тиши – а утром всего за 45 минут доехать в поезде до Монтре.

Поделиться